Наместник монастыря

Наместник Свято-Климентовской обители, благочинный монастырей Симферопольской и Крымской епархии архимандрит Каллиник (Чернышёв)

Слово настоятеля

Слово священно- архимандрита Свято-Климентовского монастыря Высоко- преосвященнейшего Лазаря, митрополита Симферопольского и Крымского

Календарь
Православие.Ru Свято-Климентовский мужской монастырь
Код для вставки баннера
История монастыря

Личности в истории обители

Архимандрит Тихон (Богославец)

Происходящее сегодня возрождение жизни Свято-Климентовского мужского монастыря позволяет восстановить память о тех, кто оставил благодатный след в истории обители. Один из них–архимандрит Тихон (Богославец[1]).

Архимандрит Тихон (Богославец)
Архимандрит Тихон (Богославец)

   По данным Государственного архива г. Севастополя и Государственного архива Республики Крым установлено, что архимандрит Тихон«в миру – Богославец Тимофей Климентович», также находим несколько упоминается «Тихон – монах монастыря св. Климента в Инкермане в 1913 году», «03.1918-12.1919 – иеромонах Инкерманского монастыря», «24.02.1923 – священник пещерной церкви «Всех скорбящих радость» в бывшем монастыре».

   Из Оптинского патерика узнаем, что «…Архимандрит Тихон (Богославец; †17/30 января 1950)проживал в городе Симферополе, был духовником святителя Луки (Войно-Ясенецкого),а сам окормлялся у Оптинских старцев».

   Воспоминания об архимандрите Тихоне (Богославце) сохранились в автобиографической прозе митрополита Вениамина (Федченкова) и святителя Луки (Войно-Ясенецкого).

Митрополит Вениамин (Федченков)
Митрополит Вениамин (Федченков)

Знакомство владыки Вениамина и отца Тихона произошло еще до революции, 1911- 1913 гг. - в то время, когда владыка Вениамин в сане архимандрита занимал должность ректора Таврической духовной семинарии.

В своей автобиографической книге «Божьи люди», вспоминая о «крымских подвижниках» митрополит Вениамин(Федченков) поместил рассказ об архимандрите Тихоне, который на сегодняшний день является наиболее полным его жизнеописанием.

«…Архимандрит Тихон, в миру Тимофей Клементьевич Богуславец, родился в 1859 году; умер в 1950 году, 30 января.

Родился он в простой семье, получил техническое образование. Был на военной службе – моряком на корабле, участник в заграничном плавании.

С детства имел дар воздержания: никогда не вкушал мяса, сала не мог принимать. Среди моряков выделялся своим целомудрием. Офицеры любили его за чистоту, целомудрие, честность, во всем сдержанность и исполнительность.

По окончании военной службы он поступил в монастырь близ Инкермана, возле Севастополя. Игумен, желая испытать Тимофея, подвел его к уборным, приказал очистить их.

– Где черпак и ведро, – спросил он. И в своем чистом костюме принялся за дело. Игумен сразу принял его.

60 лет о. Тихон – такое имя дано было при постриге – провел в иноческом чине.

Посещая город, он надевал заплатанную рясу и лапти, чтобы не тщеславиться.

Из Инкермана он был переведен игуменом в Георгиевский монастырь в 11 верстах к востоку от Севастополя, на спуске горы к Черному морю. Но потом он снова возвращен в Инкерманский монастырь, где жил в пещере, вырубленной в каменной скале. Их было много, в римские времена сюда ссылали христиан и заставляли их вытесывать из гор прекрасный камень. Сюда был сослан и Климент, папа Римский, и папа Мартин, и многие тысячи христиан, и преступники.

Во время гонений на христиан о. Тихон удален был и отсюда. Он ушел на Украину, последние же годы жил в С. И все время тосковал по монастырю.

– В монастыре тебя в Царство Небесное в спину толкают, – говорил он.

Он был духовным сыном оптинского старца, о. Амвросия. Последний, под видом некоей юродивости, дал о. Тихону заповедь:

– Будь почудаковатее!

Преподобный Амвросий Оптинский
Преподобный Амвросий Оптинский

И поэтому он всегда шутил, смеялся, рассказывал веселые случаи, поговорки и пр. Жалобы, уныние, огорчение – не были знакомы ему, особенно, на людях, а сердечный плач он скрывал.

Лицо у него всегда было светлое, сияющее, розовое, без единой морщинки. И в девяносто лет он был бодр и весел, не походил на старика.

Но в присутствии тех, кому он доверял, был строг и серьезен.

Он был наделен от Бога даром старчества. Рассказывается об этом несколько случаев.

Одна пожилая женщина, потерявшая в войну единственного сына и здоровье, оглянувшись на свою жизнь, пришла в отчаяние от множества своих грехов. Она была даже вовлечена в союз безбожников. Но не ответила прямо на вопрос, верующая ли она. Услышав про отца Тихона, она приехала к нему. Хозяйка дома, где он жил, не впустила ее. Озадаченная, она осталась около закрытой перед нею двери. Вдруг она отворилась, и ее позвала к старцу хозяйка. Войдя в его комнату, женщина зарыдала и не могла сказать ни слова... Успокоившись, она открыла все, сказала и об отчаянии. Старец ответил ей:

– Вот отчаяние больше всех ваших грехов! А у Бога милости на всех хватит!

Получив благословение и указание, как ей жить дальше, она ушла от него успокоенная, как будто бы она все грехи свои оставила у него.

Другой случай. Девушка-сиротка пережила в конце осады Севастополя немцами страшное горе: на ее глазах в убежище, разбитом снарядом немцев, сгорела ее мать. Она сидела в стороне и ждала, когда останутся от матери хоть кости. Полубезумная, она отправилась в Б-ву, чтобы там схоронить останки. За ней пошел из С. священник, знавший ее; он принял ее и похоронил кости в своем саду. Поселившись в С., она узнала об о. Тихоне и привязалась к нему. Но скоро она заболела психически; ее отправили в больницу. Когда она оправилась, старец предложил ей делать массаж, будто бы он страдает ногами: девушка была знакома с массажем. Отец же архимандрит все время что-нибудь говорил ей. И она совсем выздоровела...

Многих сироток он воспитал и дал им возможность обучиться; и теперь они в М. и в С. работают по бухгалтерии.

Однажды к нему приехала игуменья закрытого монастыря с келейницей. Он поместил их в одной семье и питал несколько лет.

В последние годы, когда в Крым был назначен известный ученый-хирург, архиепископ Лука, о. Тихон был его духовником; и назначен духовником всей Крымской епархии. Он очень чтил его. Узнав о смерти старца, архиепископ Лука бросился ему на грудь со словами и в слезах:

– На кого ты меня оставил?

За 20 дней до смерти старец перестал принимать пищу, ничего не вкушал кроме Причастия, а причащали его через день... Перед смертью соборовали его...»

Знакомство святителя Луки и архимандрита Тихона состоялосьв 1946 года, когда святитель Лука прибыл на Крымскую кафедру.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)
Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

В автобиографической книге «Я полюбил страдание» самсвятитель Лука (Войно-Ясенецкого) указывает, что архимандрит Тихон был его духовником, а так же неспослушание духовника Крымской епархии. «Я имел счастье в течение более трех первых лет моего управления Крымской епархией иметь его ближайшим другом и самым ценным, дорогим советником. Все его советы в делах церковных, в которых нуждался я, когда возникали одна за другой тяжелые смуты в разных местах нашей епархии, эти советы всегда были не только мудры, они были проникнуты подлинным духом христианским. Он подавал мне такие советы, какие мог подавать только истинный ученик Христов…»[2].

Так же сохранились слова архиепископа Луки, произнесенные им при отпевании архимандрита Тихона, 13 февраля 1950-го года Святитель Лука сказал: «О как велико наше горе! Лежит пред нами бездыханный глубокий старец, которого мы все так любили. Лежит один из тех, молитвами которых жил и живет еще православный народ. Замолкли навеки уста одного из тех, которые постоянно молятся о том, чтобы не забыл вконец русский народ Божье слово, молятся о благостоянии Церкви Святой.

О как мало их осталось! А усопший отец Тихон был одним из сильнейших молитвенников, ибо он был чист душой; он был праведен.

Только что вы слышали слова Христовы в чтении Евангельском, что такие, как он, такие, избравшие путь Христов, отвергшие все соблазны и прелести мира, на Суд не приходят, но перейдут непосредственно от смерти к жизни. Они, конечно, тоже предстанут на Страшный Суд, но предстанут не трепещущими, предстанут ликующими, во славе своей праведности.

Ушла от нас святая душа, всеми горячо любимая, возносится она теперь высоко, высоко к престолу Всевышнего. Ей предшествуют, ее сопровождают сонмы ангелов с кадильницами златыми, наполненными фимиамом молитв его.

Нам надо радоваться о нем, нам надо благодарить Бога, что Он избавил его от долгих и тяжелых предсмертных страданий. Но трудно нам радоваться, когда сердца наши полны слез, когда так тяжка для нас разлука с этим праведником.

Его любил весь православный народ Крыма; и не только Крыма, но и Южной Украины: и Мелитополь, и Геническ его знали, знали и любили, и почитали глубоко.

Любим был всеми окружающими этот добрый, святой старец при жизни его; и сам я любил его глубокой любовью. И он мне отвечал взаимной любовью.

Почему все так любили его? Почему весь народ тянулся к нему? Он совсем не проповедовал, он молчал, а народ шел к нему толпами. Что это значит? Что влекло вас к этому доброму старцу? – То, что вы сердцем своим, духом своим, всем существом своим ощущали его праведность и чистоту. Вы чувствовали это – именно чувствовали, сердцем своим воспринимали то, что было в нем велико, что так отличало его от толпы людской.

Почему же это так, почему так ясно воспринимали вы чистоту его души? Это потому, что от всякого святого исходит Христово благоухание, которое люди чистые ощущают; это потому, что свет души его выходит далеко наружу и освещает все, что вокруг него. Человек праведный светом сердца своего ярко освещает облекающую его тьму. Даже тогда, когда он молчит, когда он сидит или стоит, ни с кем не говоря, от него исходит свет, свет чистоты, свет святости. Этот свет светится во всем его существе, в его взоре, в его тихом, благостном, полном любви, глубоком, глубоком взоре. Этот свет во всяком движении его, во всех поступках его, даже в походке. Этот свет озаряет вас, когда говорит он с вами языком чистым, давно отвыкшим от осуждений и проклятий, языком, привыкшим только благословлять.

Человек праведный незримо окружен Божественным светом. Незрим этот свет очами телесными, но ясно ощущаем его свет очами духовными. Вот такой свет исходил от покойного отца Тихона... Этот свет воспринимали вы сердцем своим, и за то, что светил он вам этим светом, вы платили ему своей любовью. Он заслужил эту любовь. О как много добрых дел сделал он в жизни своей!

Долгую, долгую жизнь прожил он; редко кому дает Господь такое долголетие.

В молодости своей он жил обычной мирской жизнью, был много лет матросом. Он жил среди матросов, далеких от телесной и духовной чистоты, – нравственным, чистым, полным благочестия. Он видал там пьянство, слышал непрестанное сквернословие и ругань, которая считалась, как он говорил, обязательной не только для матросов, но и для офицеров. Он один не сквернословил, один не пьянствовал с ними, и ушел из этой несродной ему среды. Он сумел и в этой среде сохранить задатки благочестия, которым была полна душа его с детских лет.

Ушел с кораблей морских в монастырь. Жизнью монашеской он жил пятьдесят лет. Он был игуменом знаменитого Инкерманского монастыря, руководил жизнью монахов и был примером благочестия, молитвы, кротости, духовного углубления.

Когда закрыт был монастырь, он поселился в Симферополе в одинокой келье. Но его не оставили в одиночестве, к которому он стремился, и наперебой приглашали пожить хотя недолго в разных местах Крыма, в Геническе и Мелитополе. А в Симферополе к нему постоянно шел народ за богомудрыми советами, за утешениями в скорбях своих. Народ шел к нему, ибо народу никто так не нужен, как подобные преставльшемуся молитвенники о земле русской.

Кончились земные его страдания, началась для него блаженная жизнь. Сияет светом его праведное сердце, и стоит он дерзновенно пред Богом.

Как ни тяжело нам лишиться его, возблагодарим Господа, возблагодарим за то, что сделал Он его одним из причастников жизни вечной.

Возблагодарим Господа и порадуемся за него, а сами будем плакать о себе, будем плакать о том, что лишились этого святого сердца, столь дорогого нам.

Но есть у Бога и другие святые, еще не явленные миру, и Бог явит своих святых, которых мир не знает, Бог не оставит нас без света.

А мы, осиротевшие, потупив голову, будем продолжать свой тернистый христианский путь. Будем вспоминать отца Тихона, его святую жизнь, которая должна быть нам примером.

А его, блаженного, его, чистого и праведного, да упокоит Господь в вечных селениях своих!»

 

Архимандрит Каллиник (Чернышёв)


[1] В архивных документа и автобиографической прозе встречаем разные варианты написания фамилии архимандрита Тихона – (Богославец) и (Богуславец). В статье использован архивный вариант, но в выдержках из книг орфография и пунктуация сохранена.

[2] Митрополит Вениамин (Федченков) Божьи Люди// URL:https://azbyka.ru/otechnik/Veniamin_Fedchenkov/bozhii-ljudi/ (дата обращения 05.05.2018 года)